Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

На нужды людей Ртищев откликался не только в столице, где сам жил

      На нужды людей Ртищев откликался не только в столице, где сам жил. В 1671 г. во время голода в Вологодском уезде послал туда обоз с хлебом и деньги от имени "некоторых христолюбивых человек". Для этого ему пришлось продать часть одежды и домашней утвари. Жителям города Арзамаса он подарил подгородную землю, в которой они нуждались, но не могли ее купить. Ртищев выразил свое отношение и к крепостному праву в христианской форме: стремился не отягощать своих крестьян барщиной, оброками. Перед смертью завещал наследникам отпустить на волю дворовых людей и милостиво относиться к крестьянам, "ибо они нам суть братья". Чувство сострадательности к людям воспитано в нем с детства рано умершей матерью Юлианией, отличавшейся благочестием и нищелюбием.

      Больше всего ценил Ртищев, по словам его биографа, знания, человеческую мудрость "и людей имущих разум, тех ради зело любим и похваляем бяше". Неизвестно, кто первый наставил юношу на путь просветительных начинаний. С марта 1646 по май 1647 г. в Москве находился образованный архимандрит Цареградский Венедикт с целью основания здесь греческого учения. Его учеником и любимым духовным сыном стал 20-летний Ртищев. После отъезда ученого грека он сразу же взялся за осуществление плана создания особого монастыря с просветительскими целями. Поддержку ему оказали Алексей Михайлович, протопоп Стефан Внифантьев и митрополит Новгородский Никон (впоследствии патриарх). За городом на берегу Москвы-реки, у подножья Воробьевых гор выбрано место, где издавна стояла приходская церковь Андрея Стратилата. Рядом проходила дорога в Киев и Киево-Печерскую лавру, с которой Ртищев поддерживал связь, неоднократно посылая туда милостыню. В 1648-1654 гг. в монастыре сооружен необходимый комплекс зданий (храмы, жилые и учебные корпуса, хозяйственные постройки) и с этого времени в нем поселяются иноки. Из украинских, белорусских и литовских монастырей прибыло примерно 30 человек, сведущих в славянской и греческой грамматике, риторике и философии, а также в Священном писании, "в житии и чине и во чтении и пении церковном и келейном правиле". Среди прибывших упоминается имя ученого иеромонаха Епифания Славинецкого - "мужа мудраго и в языце славенском и греческом и во иных изящнаго". Епифаний жил в Чудовом монастыре, но поддерживал связи с андреевскими старцами, занимавшимися переводами.