Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Через день жаркие схватки разгорелись...

      Через день жаркие схватки разгорелись в Замоскворечье, откуда Ходкевич пытался пройти к Кремлю. Особо ожесточенные сражения разыгрались у церкви Климента на Пятницкой улице и у Крымского брода, где в решающий момент Минин с четырьмя сотнями ударил по польским сотням, пешим и конным, и они в панике бежали. И на этот раз ополченцы получили помощь части казаков, которые в ходе боя овладели 400 обозами с провиантом.

      Общее воодушевление подняло всех ополченцев в наступление. Они "поидоша тиском к таборам" Ходкевича. Гетман, побросав "многие кони и шатры", бежал "в великой ужасти" к Донскому монастырю", а наутро - на запад от русской столицы. Его план освобождения польского гарнизона в Кремле рухнул.

      Теперь перед ополченцами встала задача окончательно выбить поляков из Китай-города и Кремля. Общее дело объединило русские полки. Минин, Пожарский и Трубецкой "стали в единачестве доступать и Российскому государству во всем добра хотеть безо всякой хитрости".

      В Кремле среди осажденных начался голод. Ополченцы предлагали им сдаться, гарантировали жизнь и свободу. Но гонор шляхтичей не позволял им это сделать. Продолжались обстрелы. 22 октября воины Пожарского освободили Китайгород. А 26 октября из Кремля вышли наконец-то полки польских воевод Будилы и Струся.