Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

После смерти царя Алексея и восшествия...

      После смерти царя Алексея и восшествия на престол Федора, его сына от первой жены, к власти при дворе пришли Милославские. Нарышкиных и их сторонников, в том числе Матвеева, удалили от двора. Лишенный чина боярина, поместий и вотчин, он провел шесть лет в далеких городах, поначалу даже под стражей.

      Со смертью Федора Алексеевича в 1682 г. ссылка для Матвеева закончилась, но, вернувшись в Москву, он оказался в гуще стрелецкого восстания, в котором схлестнулись интересы Милославских и Нарышкиных. Еще будучи в пути, боярин, с возвращением которого связывала свои надежды царица Наталья Кирилловна, говорил: "Уничтожу бунт или положу жизнь за государя, чтобы глаза мои на старости лет большей беды не увидели". Вскоре по приезде в столицу Матвеев был убит стрельцами, сторонниками Милославских.

      Так, один из первых европейски мыслящих людей в России погиб в год начала царствования Петра I, решительно повернувшего страну лицом к Европе.

Дом, устроенный на европейский манер

      Одним из первых выстроил себе "изящный дворец" ближний боярин царя Артамон Сергеевич Матвеев. Он стал в это время первой персоной в Московии после государя и носил титул "Царственной большой печати и государственных великих посольских дел оберегатель". Смел по тем временам был этот Матвеев. И как ни странно может показаться, смелость его прежде всего сказывалась не на поле брани, а дома, в быту, в котором он нарушал незыблемые устои предков своих. "Оберегатель посольских дел" женат был на шотландке (крещеной, конечно) и первый на Руси завел в своем доме нечто вроде "журфиксов" (светских посиделок). Убрав внутри жилище свое на европейский лад, и обычаи перенял европейские. Среди многих русских бояр в это время "пьянство почиталось самым сильным выражением радости; на праздниках, чем торжественнее был день, тем больше бывала неумеренность". К Матвееву же собирались знакомые, чтобы поговорить, поделиться новостями и мыслями. При этих собраниях всегда присутствовала его жена Евдокия Григорьевна (урожденная Гамильтон). Она подносила первую чарку гостю, как это делали все боярыни, после чего не скрывалась в своей светелке, а сиживала меж мужчин и вела беседу наравне с ними.