Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Притворившись смертельно больным...

      Притворившись смертельно больным, он признался сначала на исповеди попу, а потом и самому князю Адаму, что на самом деле он не кто иной, как сын Ивана Грозного Дмитрий, чудесным образом спасенный в далеком детстве от рук наемных убийц Бориса Годунова. Конечно, низкорослый, коренастый, смугловатый юноша с простоватым бородавчатым лицом и жесткими, торчащими во все стороны волосами мало походил на отпрыска царского дома. Но князь смекнул, что получит большую выгоду, если новоявленный царевич добьется успеха, и даже если не взойдет на московский престол, то может пограбить богатые русские земли с помощью польской шляхты.

      Весть о появлении царевича Дмитрия быстро разнеслась по западным окраинам Русского государства. Казачья среда сразу же признала его законным претендентом на престол и готова была в любой момент влиться в его войско. В ней давно зрело недовольство царем Борисом, и нужен был лишь подходящий предводитель, который повел бы казаков на Москву. Им и стал самозваный царевич. За годы скитаний он прекрасно научился скакать на коне и обращаться с оружием, а смелости и решительности ему было не занимать. Современники отмечали большую физическую силу Григория, бесстрашие, самонадеянность, неуемное честолюбие, ценимые казаками исключительно высоко.

      Скоро и в Польше мнимый царевич стал очень популярен. С ним искали знакомства виднейшие магнаты, в его войско шли наниматься обедневшие шляхтичи, даже король Сигизмунд удостоил его своей аудиенции... На одном из пиров Лжедмитрий познакомился с сандомирским воеводой Юрием Мнишеком, любившим жить на широкую ногу, явно не по средствам. Хитрый воевода сразу сообразил, что с помощью московского царевича сможет поправить свои дела. Он познакомил его со своей дочерью Мариной и ввел в дом.