Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

И все-таки силы были неравными...

      И все-таки силы были неравными: в Палмарисе жило 20-25 тысяч человек, тогда как число жителей колонии достигало в те годы 150-170 тысяч, из которых одна треть принадлежала к белой расе. Несмотря на то, что внутренняя организация киломбос позволяла быстро мобилизовывать на войну всех способных носить оружие, а искусные мастера смогли наладить железоделательное производство, чинили и изготавливали огнестрельное оружие, численное и военно-техническое преимущество было на стороне португальцев и креолов. В конце 1680-х гг. противостояние достигло крайних пределов. Португальцы решили использовать не только военную мощь, но и дипломатическую игру. Они признали полномочия верховного вождя Ганга-Зумба, как негритянского короля, и начали с ним переговоры. Португальцы предложили ему сложить оружие, вернуть рабов на фазенды, а за это обещали сохранить жизнь населению Палмариса, самому же Ганга-Зумба и другим вождям посулили награды и включение в состав привилегированного сословия.

      Ганга-Зумба созвал совет вождей, на котором изложил требования португальцев. Жизнь для всех и свобода для избранных - вот лучшее решение, полагал Ганга-Зумба. Задумались вожди, собравшиеся на совет. Тогда выступил вперед один из родовых старейшин Зумби. Он не согласился с верховным вождем. Могучий старец, бесстрашный воин, он умел находить нужные слова. Зумби заставил вождей вспомнить, как они и их отцы завоевали в лесах свободу для своего народа. И белые признавали силу негров много лет. Хозяевам фазенд верить нельзя. Они ненавидят негров и относятся к ним как к домашнему скоту. Смерть свободного человека лучше, чем мерзкая участь раба у белого плантатора.