Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Вместе с неумолимой суровостью...

      Вместе с неумолимой суровостью мер наказания в Уложении прослеживаются признаки рационального отношения к государству, сословному делению общества, церкви и т.д. Впервые раскрыт состав государственного аппарата: центральный представляли царь, Боярская дума и приказы; местный - государев воевода, при нем приказная и губная избы; определено, что у царя (глава II) сосредоточена вся полнота государственной власти - законодательной, военной, судебной, административной (исполнительной) и духовной, несмотря на то, что действовали земские и церковные соборы вместе с Боярской думой. Даже умысел (в силу узаконенности доносов), а не только действия с покушением на жизнь и здоровье царя и его семьи определялся как наиболее тяжкое государственное преступление.

      Под защиту закона взято христианское вероучение (глава I). Выступление против него квалифицировалось как возведение хулы на Бога. Именем закона должно подавлять всякое общественное и религиозное выступление, в том числе обличение правящих лиц - бояр, воевод, приказных дьяков. Опасность такого правового порядка для духовной жизни и церковной деятельности священнослужителей подчеркивал патриарх Никон. В Уложении уставовлен единый для всей страны принцип судоустройства и судопроизводства (глава X). Царь и Боярская дума представляли высшую апелляционную инстанцию в отношении светского и церковного суда. Подчинение всего духовенства, за исключением патриарха, единому царскому суду производилось через Монастырский приказ, которым должны управлять бояре, окольничие и дьяки (глава XIII). Суд светских лиц над духовенством фактически принижал роль канонических правил, церковных законов и святоотеческих традиций. Уложение способствовало укреплению феодального строя. Монопольное право владения крестьянами закреплялось за всеми категориями служилых людей по отечеству, т.е. дворянами (глава XVI). Закон о потомственном прикреплении крестьян к землевладельцам с правом бессрочного сыска беглых (глава XI, XX и другие) ухудшил положение крестьянского сословия.