Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

На вновь заводимую потеху должны...

      На вновь заводимую потеху должны были "по государеву указу" беспрекословно работать мастера русские и иноземные. Над текстом "комедии" трудился прежде всего Иоганн Готфрид Грегори, славившийся начитанностью и красноречием пастор московской лютеранской кирхи. Он и стал по выбору Матвеева (а значит, и государя) устроителем первого театра в Москве. Помогал Грегори Лаврентий Рингубер, ассистент его отчима Лаврентия Блюментроста (впоследствии лейб-медика Петра I). "Учил иноземеческих детей комедийному действу" и переводчик Посольского приказа Яган Пальцер, а также "комедию немецким письмом писал". Затем ее переводили на русский язык и переписывали дьяки и подьячие Посольского приказа.

      В подмосковных Софронове и Измайлове рисовали декорации Андрей Абакумов "с товарыщи". Шитьем костюмов заправлял портной Крестьян Мейсен. Тимофей Газенкрух "с игрецами" ведал покупкой и настройкой "арганов", а главным исполнителем на них стал Симон Гутовский "с учениками".

      Для царской потехи в Преображенском была выстроена специальная комедийная хоромина, огороженная крепким забором с огромными воротами, к которым вел дощатый настил от самой реки. В срубленной из сосновых бревен просторной хоромине могли уместиться многочисленная царская свита, а иногда и гости - чужестранные послы. Стены ее обили "червчалым анбурским" (красным) сукном, пол устлали войлоком, а поверх него зеленым сукном. На "строение неба", то есть потолка, употребили лазоревую крашенину. Несколько десятков свечей в подсвечниках, прикрепленных к стенам, освещали яркое убранство палаты, часть которой сцена - отделена была завесой.