Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Царь Борис боялся, что Романовы...

      Царь Борис боялся, что Романовы и их родственники свяжутся между собой и организуют против него заговор, поэтому запретил им писать друг другу и поддерживать какие-либо сношения.

      Целый год пребывала Марфа в страхе за судьбу своих маленьких детей и мужа. Лишь изредка местный священник Ермолай, горячо сочувствовавший опальной боярыне, приносил весточку от Филарета и его сестры, томившейся в тюрьме с Татьяной и Михаилом (после его воцарения Ермолай был назначен ключарем Архангельского собора). Условия ссылки были так тяжелы, что вскоре многие опальные стали умирать. В Москве среди знати поднялся глухой ропот, и Борис решил смягчить положение узников. Марфе разрешили поселиться в с. Клин Юрьевского уезда с детьми и их теткой. С трудом узнала мать своих исхудавших и оборванных деток. Здоровье Татьяны оказалось безвозвратно загубленным. В Клину жилось несколько лучше, но все равно молока, яиц и мяса не удавалось поесть вволю. Об этом приставы неоднократно докладывали царю.

      Только с воцарением в 1605 г. Лжедмитрия I судьба наконец-то улыбнулась Марфе. Вместе с детьми она получила возможность вновь вернуться в уютный дом на Варварке. В Москве семья встретилась с отцом, теперь уже иноком Филаретом. Вскоре тот был рукоположен в Ростовские митрополиты и уехал в свою епархию.