Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Аввакум вспоминал уже после ее...

      Аввакум вспоминал уже после ее гибели: "Пред очима человеческима ляжет почивати на перинах мяхких под покрывалы драгоценными, тайно снидет на рогозиницу (рогожа, циновка. - Ред.) и мало уснув, по обычаю исправляше правило. В банях бо тело свое не парила...ризы же ношаше в доми с заплатами и вшами исполненны и пряслице прилежаше, нитки делая. Бывало, сижю с нею и книгу чту, а она прядет и слушает, или отписки девицы пред нею чтут, а она прядет и приказывает, как девице грамота в вотчину писать".

      Единственный путь, по которому могла пойти знатная женщина, не порывая связей с придворным кругом, тайная благотворительная деятельность, и Морозова, отличавшаяся сильным характером, со страстью этим занимается. Она отправляется ночью со своей служанкой в город, где раздает нитки, рубахи бедным, "а иное денег мешок возьмет и роздаст сама, ходя по кресцам, треть бо имения своего нищим отдая".

      Поведение Морозовой вызвало осуждение царя и придворных. Стали следить, кто из раскольников бывает в ее доме. Подкупленные дворовые люди доносили царю, что боярыня ведет безнравственный образ жизни. В Тайном приказе на нее было заведено сыскное дело, в котором говорилось: "яко блудит и робят родит и со осужденным Аввакумом водится, он де ея научил противитися царю". У Морозовой по царскому указу велено было отобрать лучшие ее вотчины за то, что "по новоисправленным служебником, которые священники служат, от них не причащается и хулы страшные износит". Но благодаря уговорам родственников, испугавшись полного разорения, она приняла новые обряды, и ей вотчины возвратили. Однако привезенный в Москву на церковный соборный суд 1666-1667 гг. протопоп Аввакум обличил ее малодушие да так крепко, что, по его же словам, она "дни с три бысть вне ума и расслаблена", затем отвергла "ересь никонианскую" и выздоровела, утвердившись еще крепче в староверки. После ссылки Аввакума в Пустозерск "бродила по юзилищам идеже мучатся мученики".