Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

БОЯРЫНЯ МОРОЗОВА

БОЯРЫНЯ МОРОЗОВА

      Боярыня Федосья Прокопьевна Морозова занимает особое место в истории раскола в XVII в. не только потому, что принадлежала, как и ее сестра княгиня Е. П. Урусова, к высшему слою феодального общества, но и благодаря своему духовному настрою, поднимавшему ее над большинством рядовых участников этого своеобразного религиозного движения. Необычной для женщины даже из придворного круга той эпохи была начитанность боярыни. "Прилежаше бо Феодосья и книжному чтению и черплюще глубину разума от источника словес евангельских и апостальских", писал протопоп Аввакум. Чаще всего Морозову отождествляют с образом фанатичной старообрядки на известной картине в. И. Сурикова. Художником изображена нереальная для XVII в. ситуация: из-за господства строгого этикета боярыня не могла обращаться к народу с поднятой рукой в двуперстном сложении. Но когда везли узницу на дровнях из ее дома в место заключения, при виде царя Алексея Михайловича она могла бряцать цепями.

      До нас дошло "Житие" боярыни Морозовой, составленное после ее гибели (в нем житийная героиня затмевается образом стойкой ревнительницы староверия). Человеческие черты облика Морозовой запечатлены в переписке ее с протопопом Аввакумом. Его обращение к сестрам, особенно к боярыне, окрашено благоговейным теплым чувством: "Свет моя, государыня"; "Аще ли ты дышишь! Друг мой сердечной!". "Чадо церковное, чадо мое драгое Феодосья Прокопьевна!" "О светила великие, солнце и луна Русския земли, Феодосия и Евдокия!"