Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Хальс еще раз напишет старых знакомых - офицеров роты св

      Хальс еще раз напишет старых знакомых - офицеров роты св. Адриана (1633), собравшихся уже не на празднество, а в поход, и св. Георгия (1639), просто выстроившихся в шеренгу, как на последнем параде, - и создаст истинные шедевры, с поразительным блеском используя свою уникальную живописную манеру, решительно порывающую с вековыми традициями. Если раньше художники наносили на холст основные цвета, определяя их соотношения, давали краскам просохнуть, после чего четко прописывали светлые места и по высохшему второму слою окончательно моделировали форму прозрачными, тщательно сглаженными мазками, Хальс пишет сразу, без всякой просушки, передает свет густыми мазками с большим количеством белил и жидкими красками выписывает темные места. Виртуозный, стремительный мазок мастера всегда виден, производя впечатление экспромта, когда картина словно рождается на глазах у зрителя. Не случайно надолго забытого гения вновь открыли импрессионисты, а восхищенный Ван Гог насчитал в темных одеждах его персонажей двадцать семь оттенков черного - от угольного до жемчужно-серого. Нанося снайперски точные удары звонких цветов - голубого, желтого, оранжевого, красного, - Хальс превращал мрачноватую гамму в настоящее живописное великолепие.

      Итак, эйфория победы угасла, время "поколения победителей" истекло. Им на смену пришли удачливые дельцы, начисто лишенные романтических устремлений. С середины 30-х гг. Хальс пишет заказные портреты бюргеров, выразительные, лаконичные, выдержанные в серо-черной гамме, и пользуется немалым успехом. Он признан "первым художником Голландии", возглавляет собственную, созданную вместо закрывшейся после смерти ван Мандера Академии "натурную школу", откуда вышло большинство лучших голландских живописцев следующего поколения, таких, как Адриан Браувер, Адриан ван Остаде, Биллем Хеда. Познакомиться с этой школой из Фландрии приезжал сам Рубенс и талантливейший его ученик Ван Дейк. Только мастер все больше тоскует по прежней веселой жизни, в поисках яркости, искренности и непосредственности все чаще обращается к "четвертому сословию" - к плебеям, бродягам, трудовому люду. Спрос на них невелик, заказов становится меньше и меньше.