Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Новизна его трактовки проявляется...

      Новизна его трактовки проявляется еще ярче в следующем портрете, написанном в 1623-1624 гг., "Пирушка офицеров стрелковой роты св. Адриана". Традиционная горизонтальная композиция сломана, на холсте словно волны вздымаются - одни сидят, другие приподнимаются, третьи стоят в полный рост, взамен симметрии царит живописный беспорядок. Становится ясно, чего добивается мастер - впечатления случайно схваченного и остановленного мгновения.

      Затем он пойдет еще дальше, пытаясь уже не остановить, а продлить этот миг, изображая на лицах мимолетные улыбки, улавливая движения персонажей и даже предметов в наиболее неустойчивой фазе, одевая людей в распахнутые, небрежно наброшенные плащи и куртки с "живыми" складками, с развевающимися кружевными манжетами, в сдвинутые набекрень широкополые шляпы с колышущимися перьями. Пространство в огромных полотнах с крупными, вплотную приближенными к передней плоскости фигурами развивается не вглубь, а вперед и в стороны, причем художник часто обрезает композицию по бокам, выстраивая нечто вроде кинокадра. Сюжетный повод - пирушка - уже не столь важен, героев связывает не пиршественный стол, который едва намечен, а настроение, общий дух романтики и героики.

      Впрочем, глядя на следующий портрет офицеров роты св. Георгия, чувствуешь, что общий дух изменился. Победа победой, но ведь надо и дело делать. Не слишком ли разгулялись эти вольные стрелки, растягивая удовольствия на неделю и попивая пиво, поставляемое за счет города? И хотя Гарлем сказочно разбогател на торговле вошедшими в моду тюльпанами, магистрат запретил веселиться больше трех дней. Улыбок на созданном в 1627 г. портрете меньше, стрелки словно прячут глаза, глядя в разные стороны, за пределы картины.