Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

На вершине славы и успеха он создает...

      На вершине славы и успеха он создает самые большие свои полотна, полные пафоса и движения, которое направлено в стороны, вверх, вглубь, из глубины, разрывая пространство и композицию картин, заполненных массой человеческих тел. Мускулистые, сильные, они сплетаются в клубок в "Низвержении грешников" (1618-1620), олицетворяя природную мировую стихию; текут скорбным потоком в "Снятии с креста" (1611-1614) в такт скользящему по белой ткани телу Христа; корчатся и рушатся в сценах охоты на кабанов, львов, крокодила, гиппопотама. Здесь все преувеличено, доведено до предела. Телесная мощь, здоровая, бьющая через край энергия выражает накал страстей, полноту чувств, богатство физических и духовных возможностей, природных качеств человека. В отличие от итальянской школы, склонной к трагическим коллизиям, фламандское барокко, обретя жизненно реалистическую основу, погрузилось в радостную стихию бытия.

      Особенно ярко эта стихия выступает в мифологических и аллегорических композициях Рубенса. Его античные божества символизируют вечную юность. Из-под его кисти выходит не идеально-холодный мрамор, а живое горячее тело - мягкое и упругое, как у героини полотна "Персей и Андромеда" (1621, Эрмитаж), которая рождается из воздуха и света, с нежной гладкой кожей, легкими золотистыми волосами, окрашенным нежным румянцем лицом; атлетически мощное, как у "Св. Себастьяна" (1614); старческое, жирное и лоснящееся, как у "Пьяного Силена" (1618); переливающиеся тонкими оттенками тела вакханок, нимф, граций, диан, венер.