Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Только во второй половине XIX в

      Только во второй половине XIX в. европейские художники проникнутся глубоким интересом к изображению света. Вермер заинтересовался его передачей еще в середине XVII в. И если для его последователей свет нередко становился отвлеченной живописной проблемой, то для Вермера он всегда оставался средством передачи реальности и жизненной полноты. Вообще в каждой картине художника ощущается материальное богатство мира. Кухонная утварь у него выглядела так же весомо и прекрасно, как делфтский фаянс или ковры. Вермер всегда умел выразить душу предмета. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на натюрморт в картине "Служанка с кувшином молока". Шероховатая фактура хлеба, упругое плетение корзины, пористая поверхность глиняного кувшина - все написано в своей, особой системе красочных мазков.

      Для живописца все было интересно и любо в родном Делфте. Его внимание могла привлечь самая незамысловатая сценка. Глядя на картину "Уличка", написанную в конце 1650-х гг., мы словно погружаемся в атмосферу этого маленького уютного городка, где служанки по утрам моют плиты тротуаров, как моют полы в комнатах. Вообще Делфт в отличие от Амстердама или Лейдена с их кипучей деловой жизнью был воплощением успокоенности и довольства, сохранял следы неспешной жизни и даже лоска - здесь еще недавно находилась резиденция принцев Оранских. Даже промышленность Делфта была вполне изысканной - там делали ковры и знаменитый в Европе фаянс. Местная буржуазия наживала огромные деньги на финансовых операциях, а для души разводила тюльпаны, певчих птиц и коллекционировала картины. Сами голландцы ни одному другому городу не расточали столько похвал за уют и чистоту. Изображенный на картине кирпичный дом со ступенчатым фронтоном, как установлено по старым атласам, находился напротив дома Вермера. Каждый день из своих окон он наблюдал эту мощеную булыжником мостовую, выцветшие зеленоватые ставни, проход в маленький дворик, островерхие крыши соседних домов, хозяйку и ее служанку за работой. И наверное, именно поэтому зрителя, глядящего на картину, охватывает ощущение почти осязаемой жизненной правды всего изображенного.