Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Антонис ван Дейк, сын одного из...

      Антонис ван Дейк, сын одного из богатейших горожан Антверпена, попал к Рубенсу после того, как несколько лет, начиная с десятилетнего возраста, проучился у известного живописца Генриха ван Балена, жившего одно время в Италии и писавшего небольшие картины на классические сюжеты. Хотя юный художник уже в девятнадцать лет получил от антверпенской корпорации диплом мастера, он не мог не перенять у великого учителя все - манеру, стиль, технику, трактовку сюжетов, даже образ художественного мышления. Так и остался бы он одним из бесчисленных подражателей Рубенса, известных лишь дотошным исследователям его творчества, если бы не удачно сложившиеся обстоятельства вкупе с мудрой и бескорыстной помощью наставника.

      Ван Дейк был моложе Рубенса на четверть века. Если последний еще тесно связан с могучей, земною и плотской стихией искусства XVI в., первый целиком и полностью принадлежал Новому времени. Копируя прославленные произведения и принимая участие в создании новых, он мало-помалу начинает вносить в них утонченное изящество, должно быть, унаследованное от матери Марии Кюйперс, которая умерла, когда сыну было всего восемь лет, а при жизни славилась незаурядным талантом вышивальщицы - несколько исторических сцен ее работы считались шедеврами. Фигуры в рисунках Ван Дейка с картин и к картинам Рубенса удлиняются, утрачивают рельефную мускулатуру, неровности и погрешности гениальной и буйной кисти, деликатно сглаживаются. Разумеется, "подмастерью" все время приходится сдерживаться и подстраиваться под мастера, он не в силах избавиться от его влияния и в самостоятельно выполняемых религиозных и мифологических композициях. Только в оригинальных портретах особенности, отличающие Ван Дейка от Рубенса, проявляются все заметнее. Эти портреты необычайно точны и изысканны, красавец-художник как бы передает персонажам долю собственной благородной светскости и тщательно выписывает белые руки одинаково безупречного рисунка. В портретах он не повторяет, а дополняет Рубенса, причем порою и превосходит его.