Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО

АНТОНИС ВАН ДЕЙК

(1599-1641)

      "Юный принц королевской крови, Ван Дейк был щедро одарен судьбой. Красивый, изящный, обладавший исключительными дарованиями и рано проявившейся гениальностью, он получил прекрасное образование и воспитание и сверх того все то, чем был обязан счастливой случайности, своему происхождению. Любимец своего учителя, он в то же время сам был учителем своих товарищей. Повсюду, за границей еще более, чем у себя на родине, его выделяли, приглашали, чествовали. Стоявший на равной ноге со знатнейшими вельможами, фаворит королей и их друг, Ван Дейк быстро овладел всем самым желанным на свете. К его услугам было все: талант, слава, почести, роскошь, страсти, приключения. Вечно юный, даже в зрелые годы, всегда беззаботный, даже в последние дни своей жизни, распутник, гуляка, игрок, алчный, расточительный и, как сказали бы в то время, продавший черту душу, лишь бы раздобыть гинеи, которые он потом расшвыряет пригоршнями на лошадей, на роскошь, на разорительные любовные связи, таков был этот человек". Так описывал Антониса ван Дейка в своей книге "Старые мастера" французский знаток и историк искусства Эжен Фромантен.

      Однако вся жизнь "юного принца" пришлась на безраздельное царствование истинного короля живописи Питера Пауля Рубенса, пользовавшегося непререкаемым авторитетом и неизмеримой славой во всей Европе. Никто не мог стать с ним вровень, все меркло в лучах его гения - художественного и делового. Все художественные силы Фландрии живописцы, рисовальщики, граверы, резчики работали на его грандиозную мастерскую, где разворачивалось настоящее крупное производство. И каждый, в ком теплилась искра таланта, тянулся к нему, словно к солнцу. Никто никогда не бросил упрека в адрес Рубенса, который с редкостным благородством обращался с помощниками и учениками. Открыто признав дарование двадцатилетнего Ван Дейка, он поручил ему делать для граверов рисунки со своих картин, а об уважении мастера к молодому коллеге свидетельствует тот факт, что имя последнего было внесено в контракт, по которому Рубенс с помощниками выполнили для иезуитов тридцать девять плафонов, к несчастью, погибших впоследствии при пожаре.