Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Первая англо-голландская война началась в 1652 г

      Первая англо-голландская война началась в 1652 г., два года спустя после рождения Вильгельма. В 1672-м, в год его вступления в должность штатгальтера, третья. Войны эти были в общем незлобивыми, поскольку велись на море и ограничивались захватом кораблей да мелкими стычками, ничего не внесшими в военное искусство. Судя по мирным договорам, подводившим итоги войн, каждая из сторон могла приписывать победу себе. Но пожалуй, голландцы выгадали больше. Им удалось предотвратить образование антиголландского союза Франции и Англии, к коему стремился Людовик XIV и не особенно противился Карл II, король Англии, получавший, как всем было известно, субсидии от французского двора. Впрочем, в этом была заслуга не только голландских адмиралов, но и Вильгельма Оранского, показавшего мастерство дипломата.

      Вестминстерский мирный договор между Англией и Нидерландами, подписанный в 1674 г., тремя годами позже был подкреплен браком Вильгельма с племянницей Карла II Марией. Это был необычный династический союз, ибо и без того Вильгельм Оранский был кровно связан с царствующим домом Англии. Карл II, равно как и отец невесты - Яков, герцог Йоркский, доводились Вильгельму родными дядями, а будущая жена Мария Стюарт - кузиной.

      Супругов не объединяла ни любовь, ни общность пристрастий. Да и разница в возрасте - целых 12 лет не способствовала сближению. Похоже, Мария отнеслась к замужеству с протестантской рассудительностью, как к предопределению, установленному свыше. Не отягощенная образованием, слегка меланхоличная, она не вмешивалась в занятия мужа, как государственные, так и романтические. Единственный ее поступок, удостоенный упоминания в истории, был свершен в 1685 г. В тот год ее отец преемствовал английский трон после смерти брата Карла II. Поскольку Яков II был мужчиной в годах, а Мария - его старшим ребенком, она должна была унаследовать корону, причем это могло случиться в обозримом будущем. По праву и традициям Англии супруг монарха мог разделять с ним все что угодно - беды, радости, ложе, но не власть и королевский титул. Перспектива стать всего лишь мужем царственной жены не вдохновляла Вильгельма. Окольными путями он довел свое недовольство до супруги. То ли из понимания долга верной жены, призванной подчиняться мужу, то ли из боязни неразделенного бремени власти Мария поклялась, что примет английскую корону только в том случае, если будет коронован и Вильгельм. По свидетельствам современников, с этого момента принц Оранский стал проявлять больше внимания к своей супруге.