Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

В возрасте 20 лет, в 1640 г

      В возрасте 20 лет, в 1640 г., за восемь лет до заключения Вестфальского мира, положившего предел страшному опустошению Германии, Фридрих Вильгельм вступил на престол. Унаследованные им владения были в числе наиболее пострадавших в ходе Тридцатилетней войны: население сократилось на 4/5, царили разруха и запустение. Берлин был до того разрушен, что даже не удалось провести в нем церемонию коронации. Резиденцией Фридриха Вильгельма пока стал Кенигсберг.

      В трудное время он принял наследственную власть. Еще продолжалась страшная война, все более опустошавшая Бранденбург. Средства, которыми располагал курфюрст, при бедности его страны были чрезвычайно малы. Положение осложнялось тем, что он, единственный из государей империи ("Священная Римская империя германской нации" к тому времени распадалась на множество княжеств, а упомянутый Вестфальский мир 1648 г. закрепил превращение ее в конгломерат независимых государств), имел территориальные владения в центре, на западе и на востоке Европы, вследствие чего над ним постоянно висела угроза вовлечения в военные конфликты с другими странами. Надо было проявить незаурядную изворотливость, чтобы не растерять унаследованное.

      Фридриху Вильгельму везло с помощниками, да и сам он обладал талантом находить способных людей. Путь к высшим должностям в его государстве открывала не знатность, а природные дарования. Среди высших чиновников преобладали кальвинисты (о кальвинистах и лютеранах см. с. 706) не потому, что сам курфюрст принадлежал к этой конфессии (его подданные в массе своей были лютеранами, а принципом официальной политики являлась веротерпимость), но из-за их деловых качеств. Это были носители передовой для того времени политической мысли, высокообразованные люди, зачастую имевшие опыт государственной службы в Голландии или Швеции. Своим помощникам он доверял, но и легко расставался с ними, как только они переставали соответствовать решаемым задачам. Никто из министров не мог навязать ему собственное мнение. В Политическом завещании 1667 г. он предупреждал наследников: "Остерегайтесь чрезмерно возвышать одного слугу и одному ему вверять власть".