Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

ПИСЬМА МАДАМ СЕВИНЬЕ

ПИСЬМА МАДАМ СЕВИНЬЕ

      Если восемнадцатый век Вольтер называл веком брошюр, то семнадцатое столетие по праву может называться веком писем. Начиналась эра особенно пристального внимания к богатству и разнообразию внутреннего мира отдельного человека, и ей вполне соответствовал жанр писем с его доверительными интонациями, атмосферой интимности, вкусом к самораскрытию личности. Именно в "письмовниках" получали молодые люди представление о хороших манерах и правилах светского поведения. Небывалым успехом пользовались вымышленные письма Жанны д'Арк, Элоизы - несчастной возлюбленной средневекового философа Пьера Абеляра, Марии Стюарт и других, выпущенные в 1642 г. Ф. Гренаем в мистифицированном "Новом сборнике писем дам прошлого". Иронической наблюдательностью блистал в знаменитых письмах из Парижа Джамбаттиста Марино, эрудицией - один из столпов теории классицизма Гез де Бальзак, игрой интеллекта и фантазии - остроумец и каламбурист Венсан Вуатюр, писавший специально для чтения в салоне мадам Рамбуйе...

      Писала письма и еще одна из постоянных посетительниц отеля Рамбуйе, украшавшая, впрочем, своим присутствием и королевский двор, и другие салоны Парижа, прелестная и добродетельная вдова маркиза де Севинье, урожденная Мари де Рабютен Шанталь (1626-1696). Писала она их не для посторонних глаз и ушей, а собственной горячо любимой дочери, жившей с мужем в Провансе, на протяжении двадцати лет подробно рассказывая в них о жизни Парижа и Версаля, политических событиях, литературных новинках, экономических проектах, светских сплетнях, последних спектаклях, не без остроумия критикуя при этом уродливые крайности абсолютной монархии, разорительные войны, лицемерие иезуитов. Превосходный стилист, мадам Севинье не только довела до совершенства эпистолярное искусство, но и явила миру блестящие доказательства того, что частная переписка обычного человека - не полководца, не царя, не философа и не писателя, может стать, пожалуй, самым ярким документом эпохи, способным непосредственно и искренне передать аромат событий.