Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Конечно, ни один властитель в XVII в

      Конечно, ни один властитель в XVII в. не был наделен столь сверхъестественной властью - но так ли уж редко сильные мира сего всерьез полагали, что могут заставить ближних полюбить или разлюбить по приказу? Интриги, опутавшие Атиса и Сангариду, сродни тем хитроумным и жестоким козням, которые постоянно наблюдал при дворе и в которых сам нередко участвовал Люлли. Каждый шаг, совершаемый той или иной стороной, оказывается непоправимым. Пятый акт "Атиса" - это высокая трагедия, где уже нет ничего от изящных условностей рококо. Глубокое сочувствие вызывает не только судьба Атиса и Сангариды, но и горе несчастной в своем одиночестве Кибелы. Плач богини над смертным возлюбленным последняя пронзительная нота в этой симфонии человеческих страданий.

      Смерть пришла к Люлли в странной трагикомической маске, застигнув его на вершине славы и могущества. В конце 1686 г., дирижируя собственным гимном "Те Deum" ("Тебя, Бога, хвалим"), сочиненным по поводу выздоровления короля, Люлли в эмоциональном порыве сильно ударил себя по ноге палкой, которой тогда было принято отбивать такт. Образовавшийся на пальце нарыв перешел в гангрену. Поначалу, не веря в близкий конец, композитор бодрился. Рассказывают, что духовник соглашался отпустить ему грехи только при условии, что Люлли отдаст на сожжение партитуру вновь написанной оперы, и тот кротко подчинился. Но когда навестивший его принц изумился, не сошел ли он с ума, уничтожив столь прекрасную музыку, Люлли спокойно улыбнулся: "Я знаю, что делаю, монсеньор: у меня есть копия". Однако, потеряв надежду на исцеление, Люлли припомнил все свои грехи и принес страстное публичное покаяние, чтобы умереть с миром в душе.