Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Боги требовали от Федры примирения...

      Боги требовали от Федры примирения ее славы царицы с любовью, которую она носит в своем сердце, потому что при этом она остается в мире добродетели: любить Ипполита можно, но не надо подвергать это чувство житейскому компромиссу. Рассказав о своей тоске и страданиях кормилице Эноне, Федра выходит в чуждый и враждебный ей мир, разбивающий ее цельность, ставящий ее на путь преступления против возлюбленного Ипполита, а значит, и против самой себя. Больше всего ее ранило открытие, что ее пасынок не чистый юноша, как она думала, а обыкновенный мужчина, как все. Он не может любить Федру необыкновенной любовью, поскольку вполне банально любит юную Арикию.

      Известный исследователь творчества Расина Люсьен Гольдман верно указывает на то, что пружиной трагедии становится конфликт между моралью цельного человека, каким является Федра, и обывательской псевдоморалью, которая ее судит, но совсем не так, как судит она сама себя. Расиновская трагедия - это всегда история колебаний сверхчувствительных и очень проницательных существ, которые мечутся в тисках страсти, расходуя свои физические силы до состояния полной покинутости, когда и совершается какой-нибудь нелогичный, нерациональный шаг. Следует также подчеркнуть, что расиновские герои - это совсем необязательно люди, находящиеся на высших ступенях иерархии. Любому обыкновенному человеку приходится сталкиваться с двойной моралью и порою судить себя, как судят боги. Именно психологизм этой пьесы и делает ее столь сценичной и запоминающейся. Резонанс трагедии столь велик, что неслучайно появляется знаменитое стихотворение Мандельштама: