Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Но один только "разум"...

      Но один только "разум", каким бы всемогущим он ни был, считает Буало, не поможет создать истинное произведение искусства. Поэма открывается гимном таланту, вдохновению, интуиции, которые и позволяют творцу найти в природе красоту и истину, облечь в форму, воссоздающую их, наиболее глубоко и точно.

      Наряду с установкой на "величавое спокойствие" Буало выдвигает требование взволнованности, искренности поэтической речи:

      Я ненавижу тех, кто музе несвободной

      Велит раздуть огонь, блестящий, но холодный;

      Кто в хвори стиховой, в припадке чувств пустых

      Рифмует яростно лишенный страсти стих...

      Трескучие слова, что слышим мы порой,

      Не сердцем рождены, охваченным тоской.

      Прочь робких рифмачей, чей разум флегматичный

      В самих страстях блюдет порядок догматичный,

      Кто подвиги поет, заботясь лишь о том,

      Чтоб даты не забыть и жить в ладу с числом.

      Пусть в каждом слове страсть всегда у вас пылает

      И, к сердцу путь ища, волнует и сжигает.

      Пустой риторикой ваш зритель охлажден...

      Характерно, что в поздних теоретических работах, в частности, в "Критических размышлениях по поводу некоторых мест у ритора Лонгина", сохраняя верность декартовскому пониманию разума как верховного судии истины, Буало все большее внимание уделяет роли эмоций, страсти в постижении истинного и прекрасного.