Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Художник им не сочувствует, не...

      Художник им не сочувствует, не осуждает, не восхищается, однако его объективный отчет производит на нас странное впечатление. Он показывает происходящее с высокой и далекой точки зрения, как в перевернутый бинокль. Мир реален и в то же время условен, масштабы и законы перспективы нарушены - в самой дальней дали изображение так же четко, как на переднем плане, пространство гигантской воронкой засасывает фигурки, кружит в водовороте, внушая зрителю впечатление неотвратимой катастрофы вселенского масштаба.

      Точку (вернее, восклицательный знак) ставит в потоке людского безумия и жестокости один из известнейших листов серии - "Дерево повешенных". В центре высится гигантский ствол, напоминающий о мифологическом "древе жизни", а может быть, о библейском "древе познания". Но увешано оно горькими плодами зла и ненависти - десятками человеческих трупов. К стволу подводят приговоренного, другого исповедует священник, третьего раздевают, следующего волокут по лестнице к ветке... А фоном для безобразной виселицы служат уходящие в бесконечность ряды гордо реющих войсковых знамен, победно вздымающихся копий - символы воинской славы, обернувшейся издевательской насмешкой и грозным предупреждением. Так свидетельствовал и судил о своем времени, о делах человеческих, о смысле бытия великий художник Жак Калло.