Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Очень непросто складывались отношения...

      Очень непросто складывались отношения между слабовольным, но болезненно-упрямым королем и его первым министром, наделенным железной волей. Эти взаимоотношения ярко, хотя и с явным преувеличением, показаны в драме Виктора Гюго "Марион Делорм". Великий романтик вложил в уста короля всю свою неприязнь к тирану-кардиналу.

           Король: Он ненавистен мне!

           Меня он душит. Здесь я больше не свободен,

           Здесь не хозяин я, - а я на что-то годен.

           . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

           Мне, первому в стране, пришлось последним стать.     

           . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

           Он разлучил меня с страной, мне Богом данной,     

           И, как ребенка, скрыл под мантией багряной.

           Обезоружен я, отцовский отнят трон!

           Я в этом Ришелье, как в гробе, заключен,

           И мантия его - мой саван погребальный.

      Очевидцы рассказывали об одной сцене в дверях королевского кабинета, откуда вместе выходили Людовик XIII и Ришелье. У самого порога Людовик XIII внезапно остановился и, обращаясь к Ришелье, язвительно сказал: "Проходите первым, все и так говорят, что именно вы - подлинный король".