Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Однако при всем чванстве и самодурстве...

      Однако при всем чванстве и самодурстве властителя двор Гонзага был одним из самых блестящих в Италии. Родственными узами Гонзага были связаны и с феррарскими герцогами д'Эсте, и с флорентийскими Медичи. Для музыканта, каким был Монтеверди, это немало значило. В позднеренессансной Ферраре процветали все искусства, но особенно поэзия (Ариосто и Тассо творили в этом городе) и музыка. Во Флоренции же возник жанр музыкальной драмы, и Монтеверди был хорошо знаком с создателями шести знаменитых интермедий 1589 г. и первых "Дафн" и "Эвридик" - поэтом Оттавио Ринуччини, композиторами Якопо Пери, Джулио Каччини и другими членами кружка графа Барди. Сам Винченцо Гонзага присутствовал во Флоренции на свадебных торжествах 1589 г., когда исполнялись интермедии, и 1600 г., когда впервые публично была поставлена "Эвридика" Пери и Ринуччини. Считается, что и Монтеверди видел это представление в числе сопровождающих герцога, и возможно, тогда же у Винченцо Гонзага возникла мысль устроить у себя при дворе нечто подобное.

      Прошло, однако, семь лет, прежде чем в Мантуе поставили первую великую оперу Монтеверди - "Орфей", названную композитором музыкальным сказанием. Либретто "Орфея" написал музыкант и поэт Алессандро Стриджо. Сюжет был тот же, что в музыкальной драме Пери: легендарный фракийский певец Орфей, юная жена которого, нимфа Эвридика, умерла от укуса змеи, спускается в загробное царство и вымаливает у богов возлюбленную, но, не совладав с искушением, нарушает запрет, кидая на нее взгляд до возвращения на землю - и теряет любимую навсегда. В дальнейшем некоторые композиторы (например, Глюк) изменяли развязку, в последний момент воссоединяя Орфея с Эвридикой. Монтеверди, видимо, колебался. В первой версии его опера кончается гибелью Орфея, во второй - просветленным апофеозом: скорбящего певца уводит с собой на небеса бог Аполлон. Но в любом случае "Орфей" Монтеверди проникнут куда большим драматизмом, нежели более пасторальная по духу опера Пери. Ярче здесь и контрасты. Так, весь первый акт и половина второго выдержаны в праздничном и даже шутливом настроении - готовится свадьба Орфея и Эвридики, веселятся грубоватые, но чистые сердцем пастухи, поют о любви прелестные нимфы, радуется вся природа и бесконечно счастливым чувствует себя Орфей. В одно мгновение ликование оборачивается горем: подруга Эвридики вынуждена стать вестницей смерти. Запинаясь и прерываясь, осторожно подбирая слова и перемежая их тяжелыми вздохами, она сообщает страшное известие: невеста мертва.