Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Мадригал, будучи замечательной...

      Мадригал, будучи замечательной школой выражения человеческих чувств, во многом подготовил возникновение оперы и стал ее неотъемлемой частью (едва ли не все хоры в ранних музыкальных драмах выдержаны в мадригальной манере). Сочинялись и так называемые мадригальные комедии - веселые театральные пьесы, в которых разговорные диалоги чередовались с хоровыми мадригалами.

      Для Монтеверди мадригал являлся как излюбленным прибежищем вдохновения, так и творческой мастерской, где он оттачивал стиль, пробовал разные приемы и ставил весьма смелые эксперименты. Уникален, например, восьмой сборник - "Воинственные и любовные мадригалы", где помещены произведения, находящиеся уже за пределами жанра: драматический мадригал, а фактически небольшая музыкально-театральная сцена "Поединок Танкреда и Клоринды", и "Балет неблагодарных", сочетающий танец и пение. Сборники мадригалов сделали имя Монтеверди известным всей музыкальной Италии уже в 1590 г., когда он был избран почетным членом Римской академии святой Цецилии и получил работу при дворе герцога Винченцо Гонзага в Мантуе.

      С Мантуей у Монтеверди были связаны и очень счастливые, и самые тяжелые мгновения жизни. С одной стороны, он встретил там свою единственную большую любовь, придворную певицу Клаудию Каттанео, ставшую его женой и родившую ему двоих сыновей. С другой стороны, семью нужно было достойно содержать, а престижная на первый взгляд, но по сути совершенно кабальная служба в герцогской капелле приносила весьма скудный доход, да и тот поступал нерегулярно. "Я должен был каждый день ходить к казначею и вымаливать у него деньги, которые по праву принадлежали мне, - вспоминал впоследствии Монтеверди. - Видит Бог, никогда в жизни я не испытывал большего душевного унижения, чем в тех случаях, когда мне приходилось ждать у него в прихожей". Время от времени он вынужден был отправлять жену и детей к своему отцу в Кремону - без этой поддержки они бы не выжили. Там, в Кремоне, в 1607 г. Клаудия и умерла; измученный горем супруг не хотел больше возвращаться в Мантую, но герцог не только отказывался отпускать его со службы, но и требовал срочно приступить к выполнению своих обязанностей - надвигалось очередное придворное празднество, от капельмейстера ждали новой оперы... Лишь смерть Винченцо Гонзага освободила Монтеверди от почти крепостной зависимости, однако наследник герцога уволил его в отставку столь бесцеремонным образом, что и обретенная свобода имела горький привкус принуждения.