Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

События, описанные в протоколе...

      События, описанные в протоколе, действительно имели место: комиссар инквизиции Сегицци, присутствовавший при разговоре Беллармина с Галилеем, в нарушение папского предписания прочел Галилею приказ "не придерживаться, не защищать и не преподавать учение Коперника" под страхом сурового наказания.

      Этот поступок инквизитора был не только бестактным по отношению к Беллармину, в доме которого все происходило, но и абсолютно незаконным. Повидимому, этот демарш и дал повод слухам, в результате которых Галилей обратился к Беллармину за защитой, а тот прислал ему оправдательное письмо. В нем Беллармин как бы говорил Галилею, что все сказанное комиссаром инквизиции тот не должен считать имевшим место, а принимать во внимание лишь то, что было сообщено им, кардиналом Беллармином. Галилей так и поступил. Но, к несчастью, в архивах инквизиции сохранился полный отчет о действиях Сегицци, Возможно, из-за вмешательства Беллармина он не был подписан, и Галилей надеялся, что кардинал позаботится изъять его из архива, но этого не произошло.

      Теперь становится более понятной резкая перемена отношения Урбана VIII к Галилею: папу заботила не столько законность выдвинутого против Галилея обвинения, сколько тот факт, что Галилей скрыл от него в 1624 г., когда речь шла о замысле "Диалога", все обстоятельства разговора с кардиналом Беллармином. Косвенным подтверждением того, что конфликт носил глубоко личный характер, служит то обстоятельство, что среди трех кардиналов, отказавшихся подписать приговор Галилею, был Франческо Барберини, племянник Урбана VIII и министр иностранных дел Ватикана.