Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Борьба иезуитов и доминиканцев...

      Борьба иезуитов и доминиканцев прихотливо вплеталась в сложную картину политических обстоятельств, складывавшихся в Европе накануне Тридцатилетней войны. С одной стороны, существенно укрепившаяся в годы правления Генриха IV Франция не могла не беспокоить австрийских и испанских Габсбургов. С другой стороны, и доминиканцы, и иезуиты стремились к усилению своих позиций не только в Ватикане, но и в других европейских столицах. Генрих IV незадолго до своей смерти разрешил иезуитам вернуться во Францию, и особенно их роль возросла после смерти кардинала Ришелье. Характер конкуренции доминиканцев и иезуитов в значительной степени определялся тем, чтобы предстать в глазах того или иного монарха наиболее ревностным защитником католической идеологии. Галилею приходилось защищаться от обвинения в нарушении церковных догматов то со стороны одних, то других.

      В конце октября 1612 г. доминиканец Никколо Лорини впервые выступил против Галилея и его сторонников, однако его обвинения были завуалированы и имя ученого не было названо. К тому же он вскоре прислал Галилею оправдательное письмо, в котором уверял, что против него персонально ничего не имеет. Как показывают дальнейшие события, Лорини просто лгал, а причиной его реверансов был страх перед Галилеем, который имел могущественных покровителей как среди церковных иерархов, так и среди светских государей, в первую очередь здесь нужно назвать Козимо II, герцога Тосканы, любившего и ценившего Галилея.