Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Так кем же на самом деле был Франсиско...

      Так кем же на самом деле был Франсиско де Кеведо: утонченным поэтом, едким сатириком и памфлетистом, политическим авантюристом, заботившимся о своей карьере, или государственным мужем, радевшим об интересах Испании? Видимо, и тем, и другим, и третьим. Однако более всего - человеком слова, в котором поначалу видел лучшее орудие исправления мира, а к концу жизни - единственное доказательство самого бытия. Именно об этом говорит Кеведо в одном из горьких писем, отправленных дону Франсиско де Овьедо за несколько дней до смерти: "Видит Бог, есть вокруг много такого, что живет лишь видимостью жизни, а по сути - не что иное, как слово, знак".

ТИРСО ДЕ МОЛИНА

(ок. 1581-1648)

      Покров таинственности окружает все связанное с жизнью и творчеством испанского драматурга XVII в. Тирсо де Молина, само имя которого не более чем творческий псевдоним. Двойная жизнь, монаха и драматурга, два вполне осуществленных жизненных предназначения и, наконец, два имени - Тирсо де Молина и Габриэль Тельес. Тайны, не раскрытые при жизни драматурга, так и остались неразрешенными по прошествии трех с половиной столетий со дня его смерти.

      Год рождения, как и происхождение и имена родителей, достоверно не известны. Предполагаемых дат, как и доказательств, множество. Это и запись о крещении 9 марта 1584 г. в мадридской церкви св. Хинеса (римского мученика, покровителя актеров, героя той единственной пьесы, которую посвятил Тирсо великий Лопе де Вега) некоего мальчика по имени Габриэль, родившегося от неизвестного отца; и портрет-копия XVIII в. с пометой о годах жизни и смерти драматурга (1572-1648). Подругой версии, столь же убедительной и сомнительной одновременно, Тирсо родился в 1579 г. в семье Андреса Лопеса и Хуаны Тельес, уроженцев Мадрида, состоящих на службе у графа де Молина. Есть еще и легенда о Тирсо, сыне герцога де Осуна, одного из виднейших вельмож того времени. На записи о крещении будто бы обнаружена приписка, гласящая: "Тельес Хирон, сын герцога де Осуна". История эта изначально окружает фигуру Тирсо де Молина неким таинственным ореолом, который впоследствии будет неотъемлемой частью всех биографических исследований жизни испанского драматурга, превращающих его самого в персонажа собственных пьес.