Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Зрини в своем замке Чакторня

      Большую часть времени Зрини проводит в своем замке Чакторня. В средневековой Венгрии замки аристократов были обычно открыты для молодых дворян, которые подолгу гостили у радушных хозяев, набираясь знаний и опыта, приобретая полезные знакомства и связи. Не стал исключением и замок Миклоша Зрини. Сам хозяин вел спартанский образ жизни, никогда не пил вина и не танцевал. Зато гостям было дозволено развлекаться, как они того пожелают. Излюбленным досугом самого Зрини была охота, которую он считал занятием, достойным настоящего мужчины.

      В семейной жизни Зрини не был счастлив. Первая жена, Мария Эусебия Драшкович, умерла рано, не оставив мужу детей. Второй брак, с немкой Марией Софией Лёбль, был омрачен смертью двух дочерей и сына. Поэт, которого волновала роль рока в жизни человека, воспринимал удары судьбы стоически. "Жестоко карает меня судьба", - писал он. И далее: "Если небесам будет угодно, чтобы за вечную славу я заплатил отсутствием наследника, не стану жаловаться, ибо обрету свободу и всецело отдам себя Богу и Отчизне". Незадолго до гибели у Зрини родился сын Янош, но мать увезет его в Вену, воспитает верным слугой императора, и имя славного отца будет значить для юноши меньше, чем для любого из его венгерских современников.

      К началу 1650-х гг. формируется политическая программа Зрини: независимое Венгерское государство, боеспособная армия, прекращение религиозной вражды между католиками и протестантами. Так Миклош Зрини, в чьей верности династии прежде никто не сомневался, становится на антигабсбургские позиции. Своим союзником и потенциальным венгерским королем он видел Дёрдя II Ракоци. Мечтая о сильном, мудром, справедливом государе, Зрини в 1655 г. пишет трактат "Размышления о короле Матяше", посвященный любимому венграми Матяшу Корвину, при котором Венгрия достигла наивысшего расцвета. Иногда, греша против исторической правды, Зрини рисует образ идеального правителя, который один способен спасти Венгрию. Жаль, что Дёрдь II Ракоци, к которому негласно был обращен трактат, оказался лишь бледной тенью своего великого предшественника.