Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

НА ПОСАДКЕ РИСА

НА ПОСАДКЕ РИСА:

                          Не успел я отнять руки,

                          А уже ветерок вечерний

                          Поселился в зеленом ростке.

      Не зря нарекли его люди святым, но не просто святым: он - хэйсэй "святой от поэзии хайку", живет только ей, а до всего прочего ему и дела нет. Бреет голову и носит рясу, словно монах, как и другие японские поэты и философы его времени, но духовного сана не принял, хотя и изучал дзэн у монаха Буттё. А бродит он по стране потому, что ищет - не богатства, не ярких впечатлений, не знакомств ищет он свой путь в поэзии, новый, необычный, но такой, чтобы опирался на классическую японскую традицию, идущую от древности, от эпохи расцвета Хэйан. На внутренней стороне своей соломенной шляпы тушью начертал о себе и своем ученике: "Два человека, не имеющие дома ни на земле, на на небе, путешествуют вместе". О себе он писал так: "... и не священник и не мирянин, а так что-то вроде летучей мыши, среднее между птицей и крысой".

                               На голой ветке

                               Ворон сидит одиноко...

                               Осенний вечер!

      Перевод В. Марковой     

      Ко времени своих путешествий он был уже знаменит на всю Японию, толпы учеников - говорят, не меньше двух тысяч - стекались к нему, чтобы услышать истинное слово учителя. Но он покинул всех и стал поэтом-странником, скитался по пустынным местам, вдалеке от широких удобных дорог с постоялыми дворами, хотя крепким здоровьем совсем не отличался. Не знал, вернется ли из трудного путешествия или останется лежать где-нибудь посреди поля, и кости его будут белеть среди травы.