Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Можно предположить, что именно...

      Можно предположить, что именно здесь и созрел творческий гений скульптора. Он совершал восхождения на горные пики, а главное, много работал - это был самый плодотворный период его творчества. Фигурки, вырезанные Энку, рассеяны по десяткам буддийских и синтоистских храмов, часовням, горным пещерам, домам крестьян, которые давали за них мастеру еду и ночлег. Наделив скульптуры чудодейственными силами, простые невежественные люди верили, что дому, где они есть, не страшны молния, беда, пожар. Считалось, что они исцеляют от недугов и особенно помогают детям. В ряде деревень провинции Хида матери-крестьянки и сейчас во время болезни своих чад берут из местных храмов и часовен спасительные фигурки и оставляют дома до тех пор, пока ребенок не поправится.

      Притягательность скульптур Энку в том, что он творил для простых людей, среди которых жил. Его божества не похожи на канонические, те должны быть грозными. А у Энку они с крупными носами и выдающимися скулами, широкоротые, позы гротескные, вызывающие веселую улыбку. И вообще внешне весьма смахивают на крестьян. Подавляющее большинство работ Энку связано с народными верованиями. Здесь и божество с головой дракона - он мог излить потоки дождя, а мог и наслать засуху, от которой так страдали крестьянские поля, и бог богатства Дайкокутэн, и Угадзин - мифологическое существо, которое превращается то в человека, то в змею и приносит счастье в дом, где обитает. Любил Энку вырезать и Фудо мёо, который своим отталкивающим видом отпугивал злых духов, навлекающих стихийные бедствия. Для Энку он был воплощением суровой силы, что передавалось резкими глубокими линиями, бороздящими лоб и переносицу и расходящимися от глаз, словно орнаментальный узор.