Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

За свою долгую жизнь Дзанабадзар...

      За свою долгую жизнь Дзанабадзар изготовил огромное количество таких фигур для монгольских монастырей, в подношение маньчжурскому императору, высокому ламаистскому духовенству. Куда бы он ни ездил, с ним всегда была маленькая наковальня и прочие инструменты. В конце концов он и его ученики создали целую школу. Формировавшийся веками тибетский канон требовал от мастера строгого следования образцам. Но в рамках любого канона рождаются и поделки и шедевры. Творения монгольского хутухты относятся к последним. Они исполнены изящества, тонкого чувства красоты, волнующей пластики. Сделанные им для монастыря в Урге (будущем Улан-Баторе) фигуры двадцати одной Дара-эхэ - весьма почитаемого буддистами женского божества до сих пор считаются непревзойденной вершиной монгольского искусства.

      Как и все крупные деятели ламаистской церкви, Лубсан-Дамби-Джалцан писал на тибетском языке, переводил с него. Он сочинял религиозно-философские стихи, гимны божествам. "Когда к нему обратились с просьбой перевести жизнеописание почившего Пятого Далай ламы, Святейший перевел его за дватри дня и поднес маньчжурскому императору, - вспоминал о нем его биограф. - ...Наделенный замечательными талантами, он в совершенстве знал санскрит, тибетский язык и, конечно, монгольское письмо"... Но он писал лишь после настойчивых просьб верующих, говоря: "Зачем сочинять малым, подобным мне, когда есть уже славные писания высших лам и удивительные поучения, вобравшие всю суть религии Будды".