Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

ЛУБСАН-ДАМБИ-ДЖАЛЦАН

ЛУБСАН-ДАМБИ-ДЖАЛЦАН

(1635-1723)

      У каждого народа есть герои, чьи имена олицетворяют важнейшие перемены в его истории. Для монголов это, безусловно, Чингисхан. Но вторым в ряду, пожалуй, можно поставить Джебдзун-Дамба-хутухту Лубсан-Дамби-Джалцана или Ундур-гэгэна. Он был участником, и самым активным, событий, резко изменивших жизнь монголов. Речь идет об окончательном принятии монголами ламаизма и создании своей церкви, а также вхождении Северной Монголии, или Халхи (основной территории современной Монголии), в состав Маньчжурской империи.

      А начиналось все, как принято, с обыденного - с рождения мальчика. Мало ли мальчиков рождается на свете, но этот появился в то время и в том месте, которые определили не только его судьбу, но во многом и судьбу его родины - Монголии.

      Время для страны было не самое благоприятное. О прошлом величии вспоминалось только в сказаниях и летописях. Монгольские народы, некогда владевшие обширнейшими землями, были раздроблены на мелкие княжества, часто воевавшие друг с другом. Кто знает, сколько бы длилась эта вполне обычная для кочевников жизнь - с долгими войнами и короткими дружбами, с доблестью в набегах и удачей в охоте, с меном соболя на чесучу, с жадностью к роскоши и презрением к народам, эту роскошь производящим, если бы не стремительные перемены вокруг Монголии, и главное - завоевание маньчжурами в 1644 г. Китая и установление там династии Цин Южномонгольские племена уже вошли в состав Маньчжурской империи, западные яростно боролись против нее, а Северная Монголия стояла на перепутье. Мальчик родился не в простой семье, а в семье самого влиятельного из трех халхаских ханов - Тушэту-хана Гомбо-Дорджа. Его старшему сыну Чихун-Дорджу предстояло наследовать отцовский престол, поэтому второго постригли в монахи и нарекли Дзанабадзаром. В это время в Монголии, проникнув из Тибета, быстро распространялся буддизм в его ламаистской форме. Монгольских князей очень привлекали пышная обрядность новой религии, монументальность ее церкви, книжность духовенства. Так что определение мальчика в монах: было своего рода данью моде. Но Гомбо-Дордж, кажется, преследовал и другие цели.