Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

До нас не дошло ни одного подлинного портрета Гобинда

      До нас не дошло ни одного подлинного портрета Гобинда. Его изображения доносят лишь облик, который хранит народная традиция и подтверждают многочисленные документы эпохи. Воин на великолепном скакуне, в полном вооружении, с охотничьим соколом на руке - таким рисуют пенджабские миниатюры и народный лубок десятого гуру сикхов. К тому времени в своем быту гуру подражали настоящим государям, и сыновья их воспитывались как принцы. Гобинд был непревзойденным наездником, отлично владел самыми разными видами оружия и воинского искусства, а кроме того, свободно читал, писал и говорил на хинди, персидском и санскрите, не считая родного пенджабского языка, хорошо знал священные тексты индуизма, был знаком с мусульманской догматикой и, разумеется, глубоко изучил сикхский канон.

      Возглавив после казни отца сикхскую общину, юный Гобинд не колебался ни минуты: никакой "мирной жизни в уголке", только борьба! Свято почитая основателя своей религии Нанака и его преемников, Гобинд не мог принять их проповедь смирения и покорности: "Если все средства исчерпаны, позволено взять в руки меч. Пусть в одной руке будет пища для бедных, в другой - меч для тиранов!" Свою автобиографическую поэму "Пестрая драма" Гобинд, как требовали литературные вкусы той эпохи, открыл посвящением, но посвящением не Богу, не государю, а оружию. "Я не буду молча взирать на угнетение и насилие, царящие в мире, писал Гобинд, не уйду в аскетическое созерцание, закрыв глаза на мир". Гуру рассказывает о том, как, будучи в прошлом рождении йогом, он, медитируя, услышал глас Бога: "Я создал людей, но они сделали Богом каменного идола. Я создал святых мудрецов, отшельников, пророка Мухаммада и других вероучителей, но все они призывали людей поклоняться себе. Поэтому я посылаю тебя в мир, чтобы установить мою религию и уничтожить несправедливость". В такой форме, чем-то напоминающей русскому читателю пушкинского "Пророка", Гобинд поведал о цели своей жизни.