Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Империя слыла богатой и сильной...

      Империя слыла богатой и сильной, и мало кто ощущал тогда, что роскошь и великолепие двора, мощь и видимое процветание государства скрывают глубокий внутренний надлом. В покои Шах Джахана почти не проникали известия о разоренных войной селах Декана, о страшном голоде, поразившем одну из богатейших провинций Гуджарат, и о том, как наживались купцы и феодалы на спекуляциях зерном. Довольный успехами своей армии, Шах Джахан не задумывался о том, что достигнуты они были лишь благодаря десятикратному численному превосходству над неприятелем. Могольское войско побеждало навалом, сметая врага тяжелой конницей. Там же, где ее применение оказывалось невозможным, мощь императорской армии таяла, как снег на солнце: бесславно завершилась война с иранским шахом за Кандагар (в теперешнем Афганистане), а попытка захватить Балх (ныне северная провинция Афганистана) кончилась полным разгромом, так что, по донесению в Москву русского посла в Балхе, Хиве и Бухаре Анисима Грибова, "и нынеде в Бухарской земле бухарцы меж себя продают и покупают индейский полон дешевою ценою". Набирали силу маратхские феодалы, а на северо-западе империи некогда скромная община сикхов постепенно превращалась в независимое государство.

      Сгущались тучи и над головой самого императора. Когда шестидесятипятилетний Шах Джахан тяжело заболел и объявил о передаче власти Даре Шукоху, другой его сын, Аурангзеб, начал междоусобную войну, в результате которой захватил трон и пленил собственного отца. Зато когда Шах Джахан скончался, Аурангзеб устроил ему торжественные похороны. Последним прибежищем Шах Джахана стал Тадж Махал, где рядом с надгробием Арзуманд Бану поставили второе - для ее любимого супруга.