Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

ШАХ ДЖАХАН

ШАХ ДЖАХАН

(1593-1666)

Император Могольской империи в 1627-1658

      Полускрытый завитками узорчатой решетки, у окна Жемчужной башни Красного форта сидит старик и часами смотрит в одну и ту же сторону - туда, где красуется в своем великолепии мавзолей Тадж Махал. Светит ли солнце, надвигаются ли серые тучи, предвещая скорый муссон, высыпают ли на иссиня-черном небосводе звезды, с которыми успешно соперничает драгоценная инкрустация мраморных стен Таджа, - взор старика не отрывается от изящных минаретов-свеч и парящего в небе купола, хотя глаза этого человека уже давно почти ничего не видят. В полупустом дворце он словно привидение; лишь изредка поднимается и бесшумно идет по гулким залам, поддерживаемый закутанной в покрывало женщиной. Их почтительно приветствует челядь, но эти странные обитатели дворца - не господа, а узники, обреченные навек оставаться в своей роскошной тюрьме без малейшей надежды на освобождение. Да оно уже и не нужно дряхлому полуслепому старику, который лишь в воспоминаниях снова становится тем, кем был когда-то - Шах Джаханом, Повелителем мира...

      Его тридцатилетнее правление (1627-1658) было зенитом славы и мощи империи. Именно при Шах Джахане европейцы, пораженные небывалой роскошью и пышностью делийского двора, стали называть Моголов Великими. Путешественники, видевшие Лувр и Эскориал, дворцы Ватикана и Флоренции, застывали в восхищении, вступив через массивные ворота в Красный форт, резиденцию Шах Джахана в Дели. Их взору открывались изящные дворцы и павильоны из белорозового мрамора в окружении сказочных садов, в струях искрящихся фонтанов. Прохладные залы, украшенные золотой вышивкой или яркой росписью шатры; инкрустация стен драгоценными камнями или крохотными кусочками стекла, заставлявшими все вокруг сверкать и переливаться; выложенные самоцветами водоемы, ковры и утварь несметной цены... "Если на земле есть рай, он здесь, он здесь, он здесь", - гласила надпись на стене тронного зала, где восседал Шах Джахан на знаменитом Павлиньем троне (около двух тонн чистого золота, драгоценных камней и жемчуга!). Император любил роскошь, пожалуй, больше, чем кто-либо из его предшественников на могольском престоле. Однако сохранившиеся до наших дней многочисленные постройки тех лет свидетельствуют не только о богатстве державы и о мастерстве ее зодчих, художников и ремесленников, но и о том чувстве прекрасного, каким обладал царственный заказчик, принимавший самое активное участие в разработке проектов.