Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Вот тогда-то в жизнь юного монарха...

      Вот тогда-то в жизнь юного монарха вошел сановник аристократ Сонготу - сын старого Сони, одного из регентов, умершего в 1667 г. Это был человек, по духу близкий к Сюанье, получивший, как и он, не только маньчжурское воспитание, но и классическое китайское образование. Сюанье женился на племяннице Сонготу, и они таким образом стали родственниками. Именно Сонготу подтолкнул пятнадцатилетнего императора на свержение временщика. И маньчжуры, и китайцы встретили расправу над ненавистным диктатором как очищение от скверны, как доброе и многообещающее начало правления Сюанье. Да и сам он, возможно, так думал.

      Однако ведение государственных дел взяли в свои руки Сонготу и его группировка. Шурин императора стал лидером Совета князей-регентов и сановников и почти на десять лет (1669-1679) фактически правителем Цинской империи при юном богдохане. Царственный юноша между тем продолжал образование. Его отличала любовь к знанию, книгам, стихосложению и чтению. Сюанье перенял у китайцев-интеллектуалов культ кисти, тушечницы, бумаги и иероглифа. Позднее с неподдельным интересом и усердием богдохан под руководством миссионеров-иезуитов изучал геометрию, тригонометрию, астрономию, философию, физику и медицину. Тем не менее в этих "варварских науках" Сын Неба мало преуспел, хотя и был увлечен ими. Погрузившись в интеллектуальные занятия и отдавая дань утехам молодости, Сюанье предоставил шурину вести повседневные, малопонятные и скучные дела правления.