Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Не желая отставать от континентальной...

      Не желая отставать от континентальной моды, английские короли, просвещенная знать и интеллектуальная элита эпохи Реставрации сочувственно относились к опытам по созданию музыкально-театральных произведений наподобие итальянской оперы, французской "лирической трагедии" или "комедии-балета". Инициаторами таких опытов обычно становились не композиторы, а поэты - Уильям Давенант, Джон Драйден и др. Возможно. поэтому (а также потому, что театр и поэзия со времен Шекспира находились в Англии на высочайшем уровне и ценились несравненно больше, чем музыка, которой в спектакле отводилась вспомогательная, пусть и важная, роль) все попытки создать именно английскую оперу не увенчались успехом.

      Единственным чистым образцом так и не развившегося жанра осталась у Пёрселла "Дидона и Эней", написанная в 1689 г. для постановки в пансионе для благородных девиц в пригороде Лондона Челси и вовсе не рассчитанная на большую сцену. Пансионом руководил приятель композитора, Джозиас Прист, хореограф и музыкант, уже имевший опыт постановки в своем заведении комедий-балетов Мольера и Люлли. Понятно, что предназначенное выпускницам пансиона произведение не должно было быть ни слишком длинным, ни слишком трудным для исполнения и восприятия, ни - тем более - хоть в чем-то грешащим против безукоризненной благопристойности. Хрестоматийно известный сюжет, почерпнутый из "Энеиды" Вергилия и повествующий о трагической любви карфагенской царицы Дидоны к троянскому царевичу Энею, был очищен от всего, что могло показаться неподходящим для глаз и ушей юных леди. Так, оставленная Энеем Дидона не кончает жизнь самоубийством, бросившись в погребальный костер, а тихо умирает, обессиленная неутешным горем. Античной поэме приданы черты английской баллады, ибо в сюжет вплетены и зловредные ведьмы, строящие козни против Дидоны, и разудалые матросы, радующиеся отплытию корабля Энея. Однако сцена заговора ведьм, хотя и решена в музыке довольно эффектно, не оставляет по-настоящему жуткого впечатления (как, например, в трагедии Шекспира "Макбет"), а веселье матросов лишено низменной грубости. Побочные эпизоды призваны оттенить самое главное: печальную историю возвышенной и безнадежной любви, эмблемой которой стал финальный плач Дидоны. До сих пор эта едва ли не самая известная мелодия Пёрселла: "Помни обо мне, помни, но забудь о постигшей меня судьбе"...