Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Однако впечатление "оборванной...

      Однако впечатление "оборванной песни", создающееся при мысли о короткой жизни композитора и об отсутствии у него творческих преемников, обманчиво. Судьба Пёрселла была довольно благополучной, хотя, разумеется, не безоблачной. В весьма раннем возрасте он был принят хористом в Королевскую капеллу и затем успешно и без задержек продвигался по ступеням служебной карьеры как при дворе, так и в Вестминстерском аббатстве. Он не изведал ни гнетущей нужды, ни горького унижения, ни тягостного непонимания современников. За свой по-моцартовски недолгий век Пёрселл успел сделать удивительно много: он оставил шесть крупных произведений для музыкального театра, десятки церковных сочинений ("антемов"), множество кантат и од в честь членов королевской семьи и в честь легендарной покровительницы музыки святой Цецилии, а также более ста песен и немалое количество инструментальных пьес. И при такой творческой производительности Пёрселл отнюдь не вел затворнический образ жизни, бывая и при дворе, и в театре, и на дружеских вечеринках, нередко кончавшихся далеко за полночь.

      Пёрселлу "повезло" еще и в том отношении, что, родись он поколением раньше, во времена Кромвеля, его талант вряд ли мог проявиться во всем блеске и разнообразии. Республиканские правители, движимые нетерпимой идеологией пуританства, не очень-то жаловали музыку: при них как вредная и ненужная роскошь уничтожались прекрасные церковные органы, сжигались ноты сложных многоголосных произведений, разгонялись профессиональные хоры (ибо считалось, что в церкви вполне достаточно пения самих прихожан, исполняющих простые мелодии псалмов и гимнов). Публичные театральные представления также были запрещены (и это одна из причин того, что Англия приобщилась к оперному искусству гораздо позже, чем другие европейские страны, и так и не смогла сродниться с ним окончательно).