Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Он всей душой полюбил этих незлобивых...

      Он всей душой полюбил этих незлобивых людей и искал способа помочь им. Искал ответов - прежде всего у Бога. И пришел к выводу, что лжет кальвинистская доктрина, утверждающая, что одни люди изначально избраны Богом и предопределены ко спасению, а другие - от века прокляты. Бог не может быть так несправедлив, и спасены будут все, прежде всего самые обездоленные. Об этом он пишет свои первые трактаты, в которых обращается к беднякам. "Вы, люди, против которых проповедуют, - пишет он, - шлют петиции властям, чтобы растоптать вас ногами; вы, люди, которых считают возмутителями спокойствия в графствах и приходах, где вы живете; а правда заключается в том, что вы - единственные мирные люди на земле".

      В начале 1649 г., когда решается судьба короля Карла I, УИНСТЭНЛИ посещает откровение. Божественный, неземной голос говорит ему: "Вместе работайте и вместе ешьте свой хлеб. Поведай это другим". И еще говорит голос: "Десница Господня да покарает того, кто работает на лордов и правителей, которые возвышают себя над другими и не считают всех прочих себе равными". Уинстэнли рассказывает об этом откровении в трактате "Новый закон справедливости". Он требует полного равенства всех людей, не только политического, провозглашавшегося Джоном Лилберном и левеллерами (см. с. 49), но и подлинного равенства - в пользовании благами земли. Корень всех бед человечества он видел в жадности, которая, как говорится в Библии, "присоединяет поле к полю и дом к дому", и в порожденной ею частной собственности. Он предлагает конкретный план действий: бедняки перестают работать на богатых и объединяются, чтобы обрабатывать пустующую землю, которой в Англии так много, - общинные выгоны, луга, поймы рек, бесплодные верески. Программа сводится к трем пунктам: пусть каждый отвергнет лживую проповедь официальных священнослужителей и живет по собственному разумению; пусть все откроют свои закрома и амбары, чтобы нищета исчезла; и пусть трудятся сообща, ничего не покупая и не продавая, а получая все с общественных складов.