Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Никто во дворце не ложился в эту ночь

      Никто во дворце не ложился в эту ночь. Солдаты гарнизона завалили двери мешками, подушками, стульями. Король все еще колебался. Королева, епископы, советники - все уговаривали его уступить. "Но совесть, совесть, - говорил Карл. Ведь я обещал..." "Совесть короля, - убеждал епископ Уильямс, - бывает разная: совесть для себя, частная, человеческая, и совесть общественная, для публики. И если частная совесть ваша оправдывает графа, то общественная должна его обвинить..."

      Эти уговоры, рыдания обожаемой королевы, а главное - грозные крики толпы, которая не переставая шумела и грозила у самых стен дворца, решили, наконец, дело. Карл сдался. Он утвердил смертный приговор, и 12 мая 1641 г. голова Томаса Уэнтворта, графа Страффорда, скатилась под топором палача.

ДЖЕРАРД УИНСТЭНЛИ

(1609-1676)

      Погожим днем первого апреля 1649 г., в воскресенье, когда добрым христианам работать не полагается, пустынный холм святого Георгия в графстве Серри, к югу от Лондона, вдруг ожил. Десятка полтора бедно одетых крестьян с заступами и мотыгами в руках вышли на гревшееся под солнцем плато и принялись за дело. Они начали вскапывать нетронутую, слежавшуюся песчаную почву. И сеять в нее семена - пастернак, бобы, морковь... Никто никогда не возделывал эту скудную землю. Она была общинным владением и входила в имения нескольких лордов из селений Кобэм и Уолтон. На этой земле крестьяне издавна пасли коров, собирали хворост, ставили силки на тетеревов и куропаток, по временам подшибали лису или зайца. Но вскапывать, сеять - никогда.

Последнии комментарии: