Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Парламент и на этот раз спас своего защитника

      Парламент и на этот раз спас своего защитника. Вместе с группой других узников Лилберна обменяли на пленных роялистов и в 1643 г. выпустили НА свободу. Ему присвоили звание майора. Он командует полком драгун, снова поражая всех своим бесстрашием; участвует в знаменитом сражении при Марстон-Муре. Однако уже в самом начале 1645 г. внезапно, не склоняясь на уговоры друзей и Кромвеля, выходит в отставку. Дело в том, что по решению пресвитерианского (см. с. 51) парламента каждый офицер революционной армии должен был подписаться под церковным соглашением с Шотландией - Ковенантом, т. е.  признать пресвитерианские религиозные порядки. Но Лилберн к этому времени уже становится индепендентом (см. с. 52) - независимым религиозным искателем - и начинает отстаивать принцип свободы совести. "Лучше сажать репу и морковь, - заявляет он, - чем воевать для укрепления той власти, которая сделает меня рабом".

      Вернувшись в Лондон, он сближается со сторонниками радикальных политических реформ Гудвином, Уолвином и Овертоном и принимает участие в религиозных спорах, разгоревшихся между пресвитерианами и индепендентами. Лилберн в своих памфлетах яростно ополчается против главных парламентских идеологов: пресвитерианского богослова Принна и доктора Баствика, своего бывшего учителя и кумира. С этих пор Лилберн из друга и защитника парламента превращается в его врага. Пресвитериане не могли простить ему проповеди свободы совести и свободы личности, и 19 июля 1645 г. по обвинению в словесном оскорблении спикера палаты его вновь заключили в тюрьму, правда, ненадолго. 14 октября он выпущен на свободу за отсутствием состава преступления. В тюрьме он не тратил времени даром - изпод его пера вышли памфлеты "Письмо к другу" и "Защита прирожденного права Англии". Он объявил себя сторонником прав и свобод, гарантированных каждому гражданину его страны Великой хартией вольностей, Петицией о праве (см. с. 47) и революционными парламентскими декларациями. Верховной властью в стране он признает палату общин, которая получила полномочия из рук народа.