Будь в курсе последних новостей вместе со Snaryad.info подпишись на ленту новостей  

Но только с открытием Долгого парламента в ноябре 1640 г

      Но только с открытием Долгого парламента в ноябре 1640 г. эти скрытые внутри силы, эта энергия находят наконец себе применение. Кромвель избран в парламент, он переезжает в Лондон и со всей страстью участвует в нарастающем революционном приливе. Первое выступление его в палате общин - это требование свободы арестованному за распространение пуританской литературы Джону Лилберну.

      Члены парламента со вниманием слушают этот резкий, хрипловатый голос, эту пылкую речь человека лет сорока, в простом черном домотканом костюме с белым воротником. Его одутловатое лицо с большим носом и крупными чертами красно от волнения, но открыто и привлекательно; густые каштановые волосы обрамляют умный лоб. Росту он скорее высокого, широкоплеч, плотен и статен. Речь его возымела действие, и Лилберна с другими узниками вскоре отпустили на свободу. В другой раз Кромвель выступил против привилегий епископов настолько страстно и резко, что его заставили извиниться за непарламентский язык.

      С началом гражданской войны между парламентом и королем Кромвель ступает в парламентскую армию в чине капитана и начинает собирать отряд кавалеристов среди своих земляков в Хантингдоне и Кембридже. В сентябре 1642 г. у него в отряде уже 60 добровольцев, еще неуклюже сидящих на своих привычных к полевой работе лошадках. Этот отряд участвует первых битвах, и Кромвель, с болью переживая поражение парламентских войск, видит, что для победы над королем нужна совсем иная армия, дееспособная, сплоченная, воодушевленная высоким идеалом. И он берется за создание такой армии. Он набирает в свой отряд честных пуритан, ненавидящих королевский произвол и готовых положить жизнь за правое дело. Он сам обучает новобранцев быстро заряжать мушкет, правильно держать пику, перестраивать ряды, слушаться команды. Он учит их безоговорочному подчинению слову командира и беспощадности в бою. То окриком, то соленой шуткой, над которой раскатисто хохочет вместе с ними, он добивается послушания, стройности, единства действий. Он сам входит во все нужды своих солдат: заботится, чтобы они были хорошо одеты, обуты, сыты. К январю 1643 г. парламент жалует Кромвелю чин полковника. Свой полк он разбивает на отряды и во главе каждого ставит командира - извозчика, сапожника, котельщика, корабельного шкипера. Это неслыханно для тех времен: командирами всегда назначались люди из высших сословий. Но Кромвель непреклонен: "Я предпочитаю простоватого капитана в грубошерстном кафтане, - заявляет он, - который знает, за что он сражается, и любит то, что он знает, тому, кого вы называете джентльменом и который больше ничего собой не представляет". К марту 1643 г. полк насчитывает уже около двух тысяч всадников.